Chatham House объяснил действия КНР в Южно-Китайском море

Chatham House объяснил действия КНР в Южно-Китайском море

Пекин, 5 Июля 2016, 08:51 — REGNUM  Несмотря на отказ признавать результаты рассмотрения Постоянной палатой третейского суда в Гааге вопроса территориальных претензий Филиппин к Китаю, Китай все же готовится играть более важную роль в развитии международной правовой системы, пишет Сонья Ситс в статье для Chatham House.

Автор отмечает, что будет заманчиво прочитать отказ признавать решение арбитража Гааги в качестве вызова надменной державы, которая считает, что находится над международным правом. Несомненно, многие в Маниле, Вашингтоне и других местах подкрепляют это мнение.

Но очень многое с первого взгляда не видно.

На протяжении десятилетий Пекин жаловался, что глобальный миропорядок был построен в эпоху, когда Китай был слаб, а правила игры направлены против него. Но очень сложно становится сохранять убедительность этих жалоб в отношении Конвенции ООН по морскому праву, в переговорах по которой в 1970-х и начале 1980-х Пекин принимал участие, а позже подписал, как только это было возможно — в 1982 году, ратифицировав конвенцию в 1996 году.

Филиппины, напоминает автор, инициировали рассмотрение дела в гаагском арбитраже в 2013 году в рамках давнего спора относительно прав на Южно-Китайское море, в том числе архипелаг Спратли и прилегающие водные территории.

По данной конвенции, Китай не обязан защищать свою позицию, препятствием для разбирательства это не является, а самое решение такого суда будет обязательным к исполнению. С юридической точки зрения, отказ от участия носит рискованный характер, в еще большей степени потому, что решение суда, скорее всего, будет иметь негативное воздействие на кране сложные отношения в морской сфере с другими соседями КНР, такими как Вьетнам и Малайзия.

Хорошо известно, отмечает автор, что рассмотрение дела в Гааге положило начало состязанию подходов в Пекине. За закрытыми дверьми некоторые эксперты по международному праву выступали за то, чтобы Китай доказал свою приверженность этому институту и настойчиво защищал свою позицию в Гааге. Поражение этой позиции, по мнению Ситс, часто рассматривается как неизбежный результат того, что при Си Цзиньпине во власть мертвой хваткой вцепились националисты.

Однако, в качестве значительной уступки поверженной стороне в этом споре Пекин опубликовал меморандум, в котором высказывался протест КНР против юрисдикции суда. Этот меморандум был официально передан суду в Гааге, в котором отметили, что меморандум «носит характер констатации отвода по неподсудности».

Новую форму «участия через неучастие» нужно рассматривать через призму стратегических амбиций Китая, который стремится стать более искусным игроком на поле международного права. На важном заседании, состоявшемся всего месяца назад, Коммунистическая партия призвала развить «убидительностиь и влияние в делах международного права», а также использовать юридические методы для защиты своего «суверенитета, безопасности и интересов развития».

И аналитический центра Chatham House зарегистрировал впечатляющие шаги со стороны КНР по достижению этой, в том числе создание целого аппарата по принятию решения, с помощью которого Пекин хочет в большей степени гарантировать соответствие его мер международному праву. Были наняты целые отделы юристов-международников, создан рекомендательный комитет при Министерстве иностранных дел, а также приняты другие меры.

Автор замечает, что её китайские коллеги подчеркивают, что мотивацией для такого толчка являются как раз споры по прибрежным территориям. На протяжении многих китайское правительство высказывало опасения относительно низкого потенциала страны в области международного права, если сравнивать КНР с другими постоянными членами Совбеза ООН и соперниками Пекина по региону, такими как Японии. Теперь же, столкнувшись с необходимостью защищать свои стратегические интересы в Южно-Китайском море и в других местах, Пекин начинает принимать определенные шаги.

Такое заявление может показаться парадоксальным в свете нападок Пекина на Филиппины и даже само разбирательство в Гааге, однако бойкот Пекином арбитражного суда также нужно рассматривать как свидетельство неуверенности КНР в своих способностях в области международного права. Очень много оснований считать, что руководству КНР не хватает веры в свою способность убедить суд в легальности спорной линии демаркации «линии девяти пунктиров» в Южно-Китайском море.

Как в самом разбирательстве, так и по другим поводам Китай избегает указывать точное юридическое основание для своих притязаний, в то же самое время спонсируя огромную индустрию академических исследований для поддержки своей позиции.

При этом Китай использует свои сильные стороны, в том числе громадный экономический потенциал, для защиты своих интересов внесудебными методоми. Смелая программа возведения островов и милитаризация атоллов, направление патрулей и проведение учений в спорных территориях — всё это является очевидным образом попыткой изменить «факты на воде». Также Пекин стоял за рядом заявлений в поддержку своей политики в Южно-Китайском море со стороны разнообразных государств, с которыми у Китая налажены экономические связи.

Несмотря на то, что отказ участвовать и принимать результаты решения гаагского арбитражного суда по Южно-Китайскому морю действительно напоминает заявления могучего государства, которое, как и его основной соперник в лице США, плохо приемлет обязательные к исполнению разрешения международных разногласий, все же можно представить, что этот подход изменится, как только Китай станет более уверен в своей способности успешно играть и побеждать в «юридической войне», как это уже происходит в рамках Всемирной торговой организации.

До того момента Пекин оттягивает время, затыкая прорехи в своих способностях, и надеется, что он сможет преодолеть все больший репетиционный ущерб, нанесенной ему ввиду отказа от участия в юридическом разбирательстве.

Читайте ранее в этом сюжете: Президент Индонезии посетит архипелаг Бунгуран после стычек с КНР