«Гарри Поттер» в картинках: кому Джоан Роулинг доверила нарисовать мир Хогварца

«Гарри Поттер» в картинках: кому Джоан Роулинг доверила нарисовать мир Хогварца

Если вы спросите себя, как выглядит Гарри Поттер, то в 98 случаях из 100 представите актера Дэниэла Рэдклиффа в его роли. В книгах Джоан Роулинг никогда прежде не было портретов мальчика со шрамом на лбу. Как и рыжего Рона Уизли, любознательной Гермионы Грейнджер и остальных героев сказочной саги. Для многих воплощением вселенной Гарри Поттера стала киноадаптация Warner Bros., одобренная самой Роулинг. Хотя, если уж прибегать к понятиям астрофизики, история с экранизациями — самостоятельная галактика. А вот появление будоражащих фантазию магических иллюстраций — существенное расширение той самой волшебной вселенной, которое делает книжный мир Хогварца автономным.

Британские издатели давно предлагали визуализировать мир Гарри Поттера, а американские даже делали такую попытку с обложками, созданными художницей Мэри Гранпре. Но полноценного иллюстрированного издания поттерианы до сих пор не было. Джоан Роулинг, известная крайне трепетным отношением к любимому детищу, никак не могла найти достойного художника, чье видение совпадало бы с ее собственным. Пока не увидела рисунки Джима Кея. «Иллюстрации Джима Кея поразили меня до глубины души. Мне нравится его взгляд на мир Гарри Поттера, и для меня большая честь, что Джим согласился украсить этот мир своим талантом».

 

Возможно, из-за жизни в темном чулане Гарри был маловат и щупловат для своего возраста. У Гарри было худое лицо, острые коленки, черные волосы и ярко-зеленые глаза. Он носил круглые очки, перемотанные посередине скотчем — оправа часто ломалась, потому что Дудли то и дело бил Гарри по носу. В собственной внешности Гарри нравился один лишь тонкий шрам на лбу — в виде зигзага молнии.

 

ИГ «Азбука-Аттикус»

В 2012 году британский художник Джим Кей стал обладателем  одной из главных наград для оформителей детских книг — медали Кейт Гринуэй  — за рисунки к фантастическому роману Патрика Несса «Голос монстра». Они-то и привлекли внимание Джоан Роулинг, после чего художник получил предложение проиллюстрировать все семь книг и наполнить мир Гарри Поттера новыми образами.

Джим Кей, сам фанат поттерианы, признавался, что у него это вызвало смесь восторга и ужаса. Он страшно боялся разрушить магию, созданную Роулинг, и «прославиться как человек, погубивший самую популярную детскую книгу в истории». Но в итоге Кей совершил невозможное — соединил оригинальный текст, знакомые миллионам фанатов кинообразы, собственный опыт и невероятную фантазию в запоминающихся волшебных иллюстрациях.

 

На пороге стоял великан. Огромная физиономия почти совсем скрывалась в густой гриве спутанных волос и длинной неряшливой бороде, но глаза все-таки можно было рассмотреть: во всем
этом волосяном буйстве они блестели, словно два больших
черных жука.

 

ИГ «Азбука-Аттикус»

Над книгой «Гарри Поттер и философский камень» Джим Кей работал почти два года — в обновленном издании 110 полноцветных иллюстраций. Для того, чтобы их нарисовать, Джим воссоздал мир Гарри Поттера у себя в мастерской. Например, смоделировал Хогварц из картона и пластилина, чтобы вращать, по-разному подсвечивая, и делать наброски «с натуры». Есть у него и платформа 9¾, с которой отходит Хогварц-экспресс, дом Огрида в виде гигантской перевернутой лодки, и, конечно, все значимые персонажи первой книги, сделанные из пластилина. Художник может рассказать миллион историй про то, как рождались изображения для книги. Так, один из лоскутов знаменитой шляпы, распределяющей учеников Хогварца по колледжам, Кей несколько лет назад видел в книге образцов тканей Королевского музея в Эдинбурге. Дверь, расположенную на рисунке за спиной Гермионы, художник встречал в церкви All Saints in Thornham и зарисовал в блокноте путешественника — вдруг пригодится. А нацарапанные на ней имена многочисленных учеников он придумал, вспомнив старую стену в привилегированной школе для мальчиков в Харроу, на которой надписи оставляли еще с ХVI века и, если постараться, можно отыскать имена лорда Байрона или Уинстона Черчилля.

 

На Диагон-аллее торговали мантиями и плащами, телескопами
и странными серебряными инструментами, каких Гарри никогда раньше не видел, в витринах стояли бочки с селезенкой летучей
мыши и глазами угря, высились шаткие башни книг с заклинаниями, лежали гусиные перья, пергаментные свитки, виднелись склянки снадобий, лунные глобусы…

 

ИГ «Азбука-Аттикус»

Любовь Джима Кея к сказочной саге Роулинг началась 15 лет назад с аудиокниги «Гарри Поттер и философский камень» в исполнении Стивена Фрая. Но в интервью The Telegraph он признался, что когда начал работать над иллюстрациями, с удивлением обнаружил, что киногерои полностью вытеснили в восприятии придуманные когда-то образы. Тогда Кей сосредоточился на тексте и стал искать героев Роулинг в реальной жизни. Первым, кого он «встретил» и нарисовал, был Огрид, один из любимых персонажей Кея. Добродушный гигант получился благодаря старому байкеру из северной Англии, глазам Уинстона Черчилля и привычке сторожа из школы Джима Кея прикалывать на пальто множество значков, которые ему дарили дети.

Для портрета Альбуса Дамблдора художнику позировал добрый друг, живущий на другом конце света. По просьбе Кея он прислал множество фотографий крупным планом, а сам Джим потом часами сидел перед зеркалом в пурпурной мантии волшебника, улавливая игру светотени на ткани и соединяя собственное отражение с образом бородатого приятеля. Ради портрета Минервы Макгонагалл Джим состарил собственную подругу и превратил ее светлые локоны в седые пряди профессора «Гриффиндора».

 

В глубине магазина на низкой табуретке стоял мальчик с бледным, острым лицом, а вторая ведьма подкалывала булавками подол его черной мантии.

 

ИГ «Азбука-Аттикус»

Изобразить Драко Малфоя Кею помогли наблюдения за школьниками и старый художественный прием: если нарисовать глаза человека абсолютно симметричными, он производит жутковатое впечатление.
Вообще работы Джима Кея впечатляют — знаменитые привидения Хогварца буквально светятся и действительно кажутся прозрачными (художник рисовал их неоновыми красками с помощью техники обратной живописи, когда слой кладется на цвет). Такой же прием он использовал и в сцене с единорогом, которого Огрид и Гарри нашли в Запретном лесу — получилось одно из самых красивых из существующих изображений фантастических зверей. Джоан Роулинг была в восторге от иллюстраций и, кроме публичной благодарности, прислала Джиму Кею «восхитительное личное письмо», которое художника очень тронуло: «Оно меня поразило, правда. Это как будто ты священник, который увидел записку от бога на своем холодильнике. Было похоже на то».

 

У нее был командирский голос, густые каштановые волосы и довольно крупные передние зубы. Она с интересом смотрела
на его волшебную палочку.
– Магией занимаетесь? Давайте-ка посмотрим.

 

ИГ «Азбука-Аттикус»

Джим Кей считает, что с любознательной Гермионой Грейнджер он познакомился даже раньше, чем прочел книгу — настолько девочка напоминает ему по характеру собственную племянницу. «Она очень милая, старательная и тоже слегка многословная. И каждый раз делает мне замечания, что я не так себя веду. Так что это 100% попадание».

Сложнее всего было найти самого Гарри Поттера. Джим Кей встретил его случайно в лондонской подземке — мальчик, обезьяной повиснув на поручне, ехал куда-то с мамой. У художника было всего две остановки на то, чтобы представиться и убедить маму мальчика разрешить сыну позировать для иллюстраций к проекту, о котором тогда еще нельзя было рассказывать. Работа над эскизами долго держалась в секрете, хотя о самой идее переиздать культовую сагу английское издательство «Блумсбери» заявило еще в начале 2012 года.

 

Она показала на последнего, младшего, сына. Тот был худой, высокий, нескладный, веснушчатый, с большими руками и ногами и длинным носом.

 

ИГ «Азбука-Аттикус»

Рона Уизли иллюстратор рисовал, дотошно собрав все описания из книги — так что теперь у лучшего друга Гарри есть и длинный нос, и голубые глаза, которые придумала Джоан. Еще художник добавил в образ Рона черты английского школьника, с которым познакомился благодаря юным поклонникам «Голоса монстра». Джим Кей признается, что в его обычном окружении практически нет детей, и история с поттерианой заставила художника посмотреть на них совсем иначе. Он впервые проводил так много времени со школьниками, фотографируя их в движении, наблюдая за их пластикой, поведением и привычками.

 

То был лучший вечер в жизни Гарри – лучше выигрыша в матче, и лучше Рождества, и лучше нокаутирования горного тролля… Он никогда ни за что не забудет этот вечер.

 

ИГ «Азбука-Аттикус»

Джиму Кею предстоит проиллюстрировать все 7 книг «поттерианы». Он шутит, что в ближайшие несколько лет работает в Хогварце полный день и собирается построить у себя на чердаке новую модель школы колдовства и ведьминских искусств, побольше той, что есть сейчас. Семь дней в неделю он творит новые галактики во вселенной мальчика, который выжил. Джим располагает всех персонажей внутри замка, словно в крошечном игрушечном театре, и  моделирует для себя каждую сцену. Посмотреть, как художник работает над второй частью саги —  «Гарри Поттер и тайная комната» — можно в небольшом ролике, который Джим Кей разместил на своем официальном сайте.