Хорошо, что у нас такого нет. На фильм "Чёрная Пантера"

Хорошо, что у нас такого нет. На фильм "Чёрная Пантера"

Уважаемые читатели!

Это не совсем
рецензия на х/ф «Чёрная Пантера». Это
скорее рассуждение о том, как же нам с
вами повезло, что у нас нет такого фильма.


Коротко о самой
картине.

В сердце Чёрной Африки (на самом
деле — не совсем в сердце. Мелькнувшая
карта показывает, что где-то на границе
Эфиопии и Кении) живёт закрытая маленькая
страна Ваканда. Для внешнего мира — это
нищее королевство диковатых скотоводов.
Но на самом деле её унылые горы — это
голографическая иллюзия. За ней скрывается
высокоразвитая цивилизация, в которой
сочетаются африканский дух и технологии,
далеко обогнавшие мир белых людей.
Безопасность Ваканды охраняет король.
Он же время от времени сверхсильный
(благодаря поеданию эндемичного цветка)
и пуленепробиваемый (благодаря
сверхпрочному ископаемому вибраниуму,
скрытому в недрах страны) супергерой
Чёрная Пантера.


Интрига кинофильма:
в Ваканде появляется претендент на
престол, выросший в США, где его научили
плохому белые люди. Он хочет как лучше
— помочь всем угнетённым темнокожим
братьям планеты. Но методы у него совсем
как у белых — он хочет всех нагнуть и
поработить, а люди для него щепки.


Чёрная Пантера
стремится остановить испорченного
кузена.


К сожалению, в
разгар кровавой бойни между революционером
и пацифистом мне пришлось уйти из
кинотеатра, но что-то подсказывает, что
добро победило.


А теперь —
собственно о том, почему мы об этом
пишем.


Во-первых.


Перед нами уже
второй случай за год, когда Голливуд
создаёт специальные «утопии-для-меньшинств»,
свободные от власти Белых Мужчин. И даже
от их присутствия.


Сначала была
снятая женщиной-режиссёром «Чудо-Женщина»,
выросшая на волшебном острове амазонок,
тоже скрытом от мира. Амазонки не стареют,
потому не имеют нужды и размножаться с
применением мужчин. Свою жизнь они
проводят в воинских упражнениях, скачках
на потных мустангах и наведении красоты.


Теперь вот
«Чёрная Пантера» с её Вакандой, снятая
режиссёром-афроамериканцем. Тут накал
мечты ещё сильнее. Нет практически ни
одной области достижений, в которой
вакандцы не уделали бы белых людей. При
этом доминировать они отказываются
тоже только потому, что превосходят
белых в добродетели и никого не хотят
победить.


Надо сказать,
что появление этих утопий — отражает
объективные перемены в американском
обществе. Есть основания полагать, что
нынешний Трамп — последний «президент
белых мужчин». Собственно, он уже
президент меньшинства — за него отдано
было на два миллиона голосов меньше,
чем за Клинтон, «кандидатку от меньшинств»,
совместно представляющих уже большинство.
К 2020 году количественный разрыв между
«ядерными избирателями» республиканцев
и демократов ещё усилится — так что
результат следующих выборов немного
предсказуем.


Отсюда и некоторый
перекос в политкорректных фантазийных
мирах. Если марвеловскому Асгарду, от
природы слишком белому, положено быть
инклюзивным (латиноамериканские
валькирии и негр-Хеймдалль) — то
марвеловской же Ваканде и дисишному
острову амазонок Темиксире, напротив,
дозволена эксклюзивность. То есть
никаких белых и жёлтых в первом случае
и никаких мужиков любого цвета во втором.


Во-вторых.


Нужно понимать,
что целевая аудитория «Чёрной Пантеры»
- это, конечно, не настоящие африканцы,
а американские негры.


Буквально на
днях мы писали о том, в чём главная беда
этой сорокамиллионной "нации внутри
американской нации".


Они «произошли
от сравнительно небольшого (с миллион)
числа африканцев, привезённых в одном
и безальтернативном качестве - тяглового
скота. То есть их предков, принадлежавших
к сотням племён, говоривших на десятках
языков (в основном семьи банту), ловили
по родным ландшафтам соотечественники,
и продавали белым, а те упаковывали их
в пресловутые трюмы и везли к чёрту на
рога в лихорадочные болота Флориды и
Луизианы. Там их вновь заставляли
работать, и били, и при случае убивали
за строптивость, и безусловно насиловали
(благодаря чему современный американский
негр в среднем изрядно светлее своего
африканского родича), и переименовывали
в Мафусаилов Джонсонов III, а с момента
запрета на работорговлю - ещё и скрещивали
друг с другом как скот в целях получения
сильного и выносливого приплода.


Освобождение
без социальной реабилитации и стартовых
капиталов мало что даёт - и четыре
миллиона негров, "освобождённых"
в конце Гражданской войны, остались не
просто людьми второго сорта с невольничьими
корнями. У них было стёрто самоопределение,
стёрты национальные мифы - но при этом
они не были взяты в миф общеамериканский.


При этом
окончательная отмена расистских законов
(не неписанных правил и стереотипов, а
просто законов) произошла, когда нынешние
американские негры предпенсионного
возраста уже ходили в школу. То есть вот
только что - по историческим меркам -
этот народ, едва сформировавшийся внутри
цивилизции, веками существовавшей без
него и в нём не очень нуждающейся,
задумался о том, кем ему быть».


Ну так вот. С
точки зрения «создания национального
мифа для негров» миф «Чёрной Пантеры»
- это дичайший трэш и угар.


Страна Ваканда
находится почти в Эфиопии — но при этом
вакандцы говорят на языке коса, на
котором в жизни общаются жители юго-запада
ЮАР (это примерно как если бы шотландцы
вдруг принялись болтать друг с другом
по-казахски).


Африка является
глубоко патриархальным местом — но при
этом вооружённые силы Ваканды состоят
из бритоголовых воительниц с
высокотехнологичными копьями.



Вакандские
суперджеты управляются пилотом,
медитирующим в позе лотоса с, если не
ошибаюсь, двойной буддийской витарка-мудрой.


При этом вакандцы
поклоняются богине-кошке Баст
(древнеегипетской, в жизни не бывшей
божеством негров) и богу-обезьяне
Хануману (индуистскому, то есть вообще
не африканскому).


При этом в Ваканде
имеется такое издевательство, как
небоскрёбы, крытые каким-то хворостом
по образцу сельских саванных хат.


В общем, сапоги
всмятку, праздничный гопак в синагоге
по случаю Курбан-Байрама. Попытка
соорудить национал-романтизм, пропущенный
через безумную американскую незамутнённость.


В-третьих.


Как легко
заметить, практически ВСЕ американские
фильмы о «небелых утопиях» сводятся к
одному и тому же конфликту. Отрицательный
персонаж хочет устроить мировую
экспансию, положительный персонаж её
предотвращает. Этим заняты не только
Чудо-Женщина и Чёрная Пантера, но и,
например, Кунфу-Панда: в одном из сиквелов,
напомним, павлин-узурпатор мультяшного
Китая собирался отправить флот на
покорение мира, но Панда Бо его пресёк.


Тут вот что
занятно. Несмотря на то, что глупых белых
американских мужчин масс-культура
Голливуда с большим энтузиазмом бранит
за жадность, агрессивность и желание
всё разбомбить и разрушить, - она тем не
менее сохраняет право на глобальное
насилие строго за ними.


В данном контексте
все эти ваканды, амазонии и пандарии
можно расценивать и как своеобразные
подачки «меньшинственному большинству».
То есть удовлетворение его ресентиментов
и комплексов в обмен на голоса. Причём
пойдут эти голоса, на всякий случай, не
выдвинутым из трудовой женско-негритянской
среды рабочим депутатам. А просто крылу
элиты, своевременно выдвинувшемуся как
покровитель и защитник их интересов.


...И, наконец,
в-четвёртых и в-главных.


У нас таких
ваканд тоже было выше крыши — как раз
в годы нашего собственного тотального
ресентимента, в конце адовых 90-х. По
нашей бедности они не экранизировались
за много денег, а выпускались в дешёвых
обложках в печатном виде.


Так вот: очень
хорошо, что в 2018-м году у нас не выпущено
ресентиментального кинофэнтези о том,
что на дне Светлояра, скрытый от ужасов
жизни, живёт и процветает под куполом
высокоразвитый град Китеж. В котором
имеются самые передовые истребители,
танки и златоглавые баллистические
ракеты, но мирные китежцы в кокошниках
и лаптях слишком добродетельны, чтобы
всё это хозяйство применять для
установления международной гегемонии.


У нас всё это
имеется и в реальности.