Искусственный беспорядок: что не так с новой версией нацпроектов

Искусственный беспорядок: что не так с новой версией нацпроектов

Не успел Владимир Путин рассказать в ходе прямой линии о национальных проектах, «конечная цель [которых] заключается в том, чтобы поставить экономику на новые рельсы, сделать ее высокотехнологичной, повысить производительность труда и на этой базе поднять уровень жизни наших граждан», как правительство, по сути, засекретило этот сокровенный план, постановив исключить из паспортов нацпроектов как промежуточные ориентиры их исполнения, так и данные о достижении тех или иных результатов до самого конца отведенного на их выполнение шестилетнего периода.

Этот шаг, вызвавший удивление экспертного сообщества, представляется мне естественным, причем по нескольким причинам.

Неясность целей

Проблема нацпроектов в их нынешнем виде состоит в отсутствии у них классического проектного характера.

Истории известно много программ, способных претендовать на статус «национального проекта». Объединяющей их чертой были не только существенные экономические изменения, но и достижение чего-то такого, что меняло самосознание нации. В Германии таким проектом были реформы Людвига Эрхарда, подведшие черту под послевоенной разрухой, в Китае — вывод населения из бедности при Дэн Сяопине, в США — масштабное дорожное строительство при Дуайте Эйзенхауэре и «лунная гонка» при Джоне Кеннеди и Линдоне Джонсоне. Может ли претендовать на схожий статус, например, национальный проект «Культура», предполагающий «проведение в пять ближайших лет 30 фестивалей детского творчества» и «создание 15 центров непрерывного образования работников культуры», — пусть каждый решит сам.

Кроме того, мы помним, что «приоритетные национальные проекты» были заявлены Владимиром Путиным еще в сентябре 2005 года и Дмитрий Медведев был избран в 2008 году президентом отчасти благодаря им. Однако даже первые проекты реализованы не были. В частности, к 2010 году проект по жилью не был выполнен ни по одному показателю: объем ввода 80 млн кв. м был достигнут лишь в 2014 году, но затем снова опустился ниже этой отметки. Майские указы 2012 года, вызвавшие массу «перегибов на местах», еще более усилили скепсис в отношении «проектных» подходов. Сейчас история нацпроектов насчитывает почти 15 лет, их число выросло с четырех в 2006 году до 12 сегодня, ежегодные расходы — с 134,5 млрд до более 2 трлн руб., но значимых результатов так и нет (темпы роста экономики в 2005–2008 годах составляли в среднем 6,7%, а в 2015–2018 годах — 0,2%, да и пятилетнее сокращение реальных доходов лишь подчеркивает, что выбранные стратегии далеки от оптимальных).