Надежда Тегерана: почему рано хоронить ядерную сделку

Надежда Тегерана: почему рано хоронить ядерную сделку

8 мая президент Ирана Хасан Рухани объявил, что в ответ на новые санкции США Тегеран прекращает придерживаться ограничений на запасы обогащенного урана, согласованные в рамках совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД). Рухани также дал остальным странам — участницам соглашения 60 дней на то, чтобы продемонстрировать реальные экономические выгоды для Тегерана от участия в СВПД. В противном случае он пообещал возобновить запрещенное в рамках соглашения обогащение урана до 19,75% и прекратить предусмотренную планом модернизацию ядерного реактора в Араке, которая сделает невозможным производство там оружейного плутония.

Хотя США вышли из ядерной сделки еще в мае 2018 года, другие участники СВПД весь этот год придерживались его положений.

Приведут ли действия Ирана к окончательному краху соглашения? Непредвзятый анализ показывает, что у ядерной сделки все еще есть неплохие шансы устоять.

Санкционное наступление

Год назад казалось, что Вашингтон с помощью санкций попытается заставить другие страны прекратить торговлю с Ираном. При этом по сравнению с 2012 годом, когда развернулась прошлая санкционная кампания против Ирана, США находились не в лучшей позиции. Вашингтон готовился к активному сопротивлению европейских столиц. Не в восторге от возвращения санкций были Индия, Турция, Япония и Южная Корея — крупные покупатели иранской нефти. На стороне Тегерана однозначно выступали Россия и Китай, успешно обходивший американские санкции против Ирана в прошлом.

Но США против ожиданий с легкостью изолировали секторы иранской экономики один за другим, а единственным сдерживающим фактором служили дискуссии внутри администрации Трампа. Вашингтон вводил новые санкции постепенно, предоставляя временные исключения крупнейшим покупателям, чтобы снизить иранский экспорт, не взвинтив цены на топливо. Нефтетрейдеры послушно прекращали покупать иранскую нефть, банки (включая китайский Bank of Kunlun) отказывались работать с клиентами, попавшими в американские черные списки, международные корпорации дисциплинированно покидали Иран, а блокирующее законодательство ЕС, запрещающее европейским компаниям исполнять американские санкции, вызывало у наблюдателей лишь усмешку. Даже широко разрекламированный европейский механизм INSTEX, который планировалось использовать для торговли продовольствием и медикаментами, и так не попавшими под санкции, за год так и не заработал.