Одиночки против команд: какой должна стать российская адвокатура

Одиночки против команд: какой должна стать российская адвокатура

Сегодня в России наконец началось обсуждение разработанной Минюстом концепции реформы адвокатуры. Программа будет идти в три этапа, и первый, запланированный на начало 2018 года, предусматривает разработку новых правовых актов, которые, с одной стороны, облегчают работу независимым адвокатам, с другой — жестко контролируют качество услуг. Самое главное в реформе — это возможность выбирать, как и с кем работать адвокатам: быть одиночками, создавать адвокатские образования или присоединяться к коммерческим корпоративным организациям. Сама суть адвокатской профессии как свободной и персонализированной, вне всяких сомнений, остается и останется незыблемой.

Ложное разделение

На мой взгляд, начавшаяся дискуссия позволяет пересмотреть некоторые стереотипы, сложившиеся в отношении адвокатского сообщества. Многие считают, что адвокат — априори одиночка и он может «гулять» в профессии исключительно сам по себе, что ему противопоказаны и ментально чужды любые коллегиальные, если угодно — командные, формы профессиональной деятельности. Такое понимание профессии вряд ли отвечает потребностям сегодняшнего дня и тем более завтрашнего. И уж совсем неактуально устоявшееся в начале 2000-х деление на «традиционных» адвокатов и «бизнес-адвокатов», где первые — как раз одиночки, работающие с индивидуальными клиентами, а вторые — некие команды, обеспечивающие юридические потребности корпоративного сектора, и потому как бы не совсем адвокаты.

Такой подход — скорее дань вполне объяснимой инерции, чем сегодняшняя реальность. Дело в том, что юридические потребности бизнеса не только сильно возросли количественно, но и качественно изменились: стали более разнообразными, сложными и комплексными. Переменам способствуют не только глобализация и усложнение всех аспектов человеческой деятельности, но и то печальное обстоятельство, что и экономика, и многие другие сферы общественной жизни все активнее регулируются и управляются применением уголовной репрессии. На практике это означает, что подавляющее большинство (если не 100%) бизнес-конфликтов и конфликтов бизнеса с государством имеют существенную (а то и основную) уголовно-правовую составляющую.

Уголовная защита — с одной стороны, историческая прерогатива «традиционных» адвокатов. С другой стороны, по таким делам ее невозможно эффективно вести лишь с помощью уголовно-правовых и процессуальных инструментов. Необходимо вникать в существо экономических отношений и бизнес-процессов, лежащих в основе конфликта, анализировать их и создавать комплексные правовые позиции защиты на стыке различных отраслей права, а часто и различных юрисдикций. Мало того, все более востребованными становятся проактивные формы управления уголовно-правовыми рисками, когда анализ бизнес-операций и бизнес-споров выявляет такие риски заранее с целью их минимизации. Никакому адвокату, даже самому талантливому, удовлетворить такие потребности в одиночку просто не под силу. Да и руководителям бизнеса, хотя сами они, как правило, обладают яркой индивидуальностью, привычнее работать не с «одиночками», а с командами, в которых они, впрочем, обязательно хотят видеть лидера. И, вначале доверив эффективной адвокатской команде свои бизнес-проблемы, затем обращаются к ней и с другими проблемами, требующими юридической помощи, включая порой глубоко личные.

Войти в команду

Предвижу возражения, что есть у адвокатов дела и помимо бизнеса, в которых они вполне могут быть эффективными вне всяких команд. Среди них особняком стоят дела, называемые политическими и резонансными, где адвокатская звезда может блистать особенно ярко. Конечно, такие дела есть, как есть и мои уважаемые коллеги, которые их успешно ведут, демонстрируя высочайший профессионализм. Только, во-первых, их совсем немного, а исключения лишь подтверждают правило. При этом платежеспособный спрос граждан неуклонно падает, в то время как потребности бизнеса в юридической поддержке растут. Во-вторых, все больше резонансных дел, включая самые масштабные, вырастает вокруг «споров хозяйствующих субъектов». В-третьих, в любых масштабных делах в отсутствие команды работать очень трудно, а то и вовсе невозможно — хотя бы потому, что разноголосица защиты не способствует ее эффективности. Наконец, имея в доверителях крупные компании, адвокатской команде ничто не мешает вести и другие дела, включая самые резонансные. В том числе вести их pro bono или за символический гонорар.

Получается, что жизнь посылает адвокату, желающему оставаться востребованным и успешным, новый вызов. Оставаясь внутренне свободным, не теряя индивидуальность и способность к самостоятельному профессиональному творчеству, нужно уметь эффективно проявлять эти качества при работе в команде. Критически важно, чтобы ее составляли единомышленники, обладающие не только высокой квалификацией, но и общим пониманием ценностей профессии, приверженные им. И умеющие сочетать их с удовлетворением материального интереса: сложная работа должна приносить достойный доход. Такие перемены помогут усилению корпоративного духа адвокатского сообщества, а значит — его большей сплоченности и защищенности. Что в нынешних условиях, мягко говоря, совсем нелишне.