От символа Новой России к междусобойчику: что стало с премией «Инновация»

От символа Новой России к междусобойчику: что стало с премией «Инновация»

Что произошло

 

Член экспертного совета Анна Толстова выдвинула на номинацию «Произведение визуального искусства» работу Петра Павленского «Угроза». Оргкомитет премии в лице директора ГЦСИ Михаила Миндлина объявил, что произведение это с номинации снимается.

В знак протеста Анна Толстова и еще трое ее коллег экспертный совет покинули. Оставшиеся 9 экспертов согласились продолжить работу и судить другие номинации только на том условии, если главное произведение визуального искусства в этому году выбирать вовсе не будут.



Что не так с Павленским

 

Собственно, «Угроза»: в ночь на 9 ноября художник-акционист Петр Павленский поджег двери здания ФСБ на Лубянке, взял в руки канистру и стал ждать появления полиции. Павленского арестовали, сначала обвинили в хулиганстве, затем — в вандализме, потом переквалифицировали дело на «уничтожение или повреждение объектов культурного наследия или культурных ценностей», и теперь до 5 мая он находится под арестом.

 

Петр Павленский под арестом  (Сергей Бобылев/ТАСС)

 

Вопроса о том, искусство или нет акция Павленского, в профессиональном сообществе не звучало, ведь смысл содеянного объяснил сам автор: «Горящая дверь Лубянки — это перчатка, которую бросает общество в лицо террористической угрозе. Федеральная служба безопасности действует методом непрерывного террора и удерживает власть над 146 миллионами человек. Страх превращает свободных людей в слипшуюся массу разрозненных тел. Угроза неизбежной расправы нависает над каждым».

 

 

 

Как все утроено

 

Любой проект можно номинировать на участие в премии: его должен выдвинуть член жюри, экспертного совета, оргкомитета или некоммерческая организация, работающая в области культуры и искусства. После подачи заявок (в этом году их было 371) экспертный совет выбирает по пять лучших проектов в каждой номинации, их показывают на выставке в ГЦСИ, а потом жюри определяет победителей конкурса.

 

 

 

 

Произведения на грани политических провокаций Павленский создавал и раньше. В 2013 году он сделал «Фиксацию» – прибил мошонку к Красной площади и с помощью визуального образа голого тела, «зафиксированного» на брусчатке рядом с Кремлем показал политическую индифферентность, апатию и фатализм современного российского общества. Раньше в том же году обнаженный и обернутый в колючую проволоку Павленский лежал перед Законодательным собранием Петербурга. «Колючка», впивающаяся в тело, стала для него символом государственных репрессий и античеловеческих законов. Другая его акция, связанная с болью - «Шов»  – в 2012 году художник зашил себе рот, чтобы показать силу цензуры в стране.

 

«Колючка»   (ИТАР-ТАСС/ Интерпресс/ Сергей Ермохин)
 


Министры и акционисты

 

«Инновация» этого года – не первая, когда организаторы премии исключают номинантов. В 2011 году они попытались вычеркнуть из списка претендентов на награду группу «Война» с акцией «Х.й в плену у ФСБ!» (нарисованный член на Литейном мосту в Петербурге напротив здания ФСБ). Тогда взбунтовалось жюри (не экспертный совет), работу вернули и присудили ей премию в номинации «Произведение визуального искусства». 

Дискуссия вырвалась за пределы арт-сообщества: Общественная палата потребовала за это отправить в отставку министра культуры Александра Авдеева. Тот ответил, что Министерство не является цензурным органом, запрещающим профессиональному жюри высказывать свою точку зрения. «Мы не хотели бы повторять печальный опыт отношения власти и современного искусства, которым был отмечен период правления Никиты Хрущева», – добавил он.

 

Александр Авдеев   (ИТАР-ТАСС/ Максим Шеметов)

 

Владимир Мединский по поводу «Угрозы» не высказывался, но в 2013 на вопросы журналистов о том, как он относится к работе «Фиксация» сказал «Приходите в музей истории медицины и психиатрии. Там спрашивайте про Павленского».

 

 

 

Денежный вопрос

 

За «Творческий вклад в развитие современного искусства» дают 600 000 рублей, победителей в номинациях «Кураторский проект» и «Теория, критика, искусствознание» премируют 500 000 рублей, создатели «Регионального проекта» получают 400 000 рублей на всех, а молодые художники из «Новой генерации»  — по 200 000 рублей. Победитель номинации «За поддержку современного искусства России» деньгами, понятное дело, не премируется, но зато награждается специальным призом и дипломом. А вот на «Произведении визуального икусства» в этом году организаторы сэкономили 800 000 рублей – именно стольно должно было отойти победителю в этой номинации.

 

 

История

 

В начале существования премии напряжения между сообществом и Минкультом не было. Инновацию учредили в 2005 году, тогда же прошла Первая московской биеннале современного искусства, которая впервые с размахом показала в России достижения мирового художественного процесса. По словам арт-критика Екатерины Деготь, середина 2000-х — это время, когда страна поднималась с колен, побеждала в футбольных матчах, принимала решение не эмигрировать и нуждалась в новом символе своей цивилизованности. Им как раз и должно было стать современное искусство. Учреждение государственной премии в этой области показало всему миру, что Россия – самая настоящая западная страна: прогрессивная, демократическая и со ставкой на плюрализм. Вскоре началось и обсуждение нового здания ГЦСИ – большой музей современного искусства тоже должен был работать на эту идею.

 

Проект нового здания Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) авторов М.Миндлина,
А.Нагавицына, М.Хазанова. Вид с Бауманской улицы  
(ИТАР-ТАСС/ Пресс-служба ГЦСИ)

 

С тех пор министр культуры успел назвать современное искусство «грудой кирпичей», а строительство нового здания ГЦСИ заморозили. Но в крупнейших уже существующих культурных институциях сейчас работа кипит: одна за одной идут выставки соцреализма. Россия ищет свой путь отдельно от Запада, современное искусство со всеми его демократическими ценностями оказывается не в чести, а «Инновация», как символ цивилизованности и прогрессивности,  – не нужна. О том, что премия превратилась теперь во всего лишь междусобойчик для арт-тусовки ярко говорит выставка, которая до 29 мая открыта в ГЦСИ.

 

 

 

Вершители судеб

 

Состав экспертного совета и жюри каждый год меняется, и с каждым годом все в лучшую сторону. В 2006 году, например, в состав жюри входили сами номинированные, а в 2010 в числе самых заметных проектов Премии были инсталляции Ирины Кориной, Максима Свищева и группы «Синий суп». Все это художники галереи XL, а ее глава Елена Селина входила в экспертный совет, утверждавший шорт-лист. В этом году все, кажется, вполне этично. Единственный нюанс: в экспертный совет входит Алиса Багдонайте, которая сама номинирована на «Региональный проект». К жюри, правда, никаких нареканий нет.

 

Елена Селина

 


Выставка

 

На экспозиции почти нет произведений искусства. Все номинации, кроме «Новой генерации», где все-таки показывают работы Полины Канис, Евгения Гранильщикова, Аслана Гайсумова и Леонида Цхэ, представлены в виде стендов с документацией проектов. Чтобы понять, какими были выставки, представленные как лучший кураторский или региональный проект, надо изучить на их стендах ворох бумаги – текстов кураторов, статистических данных, фотографий, фиксирующих процесс. У каких-то проектов, правда, есть видео, но на них в основном интервью создателей – то есть те же тексты, но в другой форме. Создавая визуально непривлекательную экспозицию, в которой нет ярких образов, а вместо них – куча документов, интересных и понятным только профессионалам, организаторы «Инновации» дают понять – теперь современное искусство и все с ним связанное – ни символ прогрессивной страны, а тусовка для своих, никому больше не интересная и не нужная.