Правительство приготовилось к нефти за $40 в течение четырех лет

Правительство приготовилось к нефти за $40 в течение четырех лет

Правительство сегодня на заседании одобрило уточненный макропрогноз на 2016 год и сценарные условия на 2017–2019 годы. При этом череда падений цены на нефть в последние месяцы заставила правительство изменить подход к прогнозированию и выбрать более осторожную позицию, чем прежде, по отношению к прогнозам, которые ложатся в основу бюджетного процесса.

«Лучше в целом отклониться при составлении прогноза в сторону занижения возможных доходов, чем потом искать дополнительные резервы для балансировки бюджета», — сказал премьер Дмитрий Медведев, открывая заседание правительства.

Базовый прогноз, утвержденный сегодня, исходит из средней цены нефти Urals в $40 за баррель не только на текущий, но и на 2017–2019 годы. «Мы исходили из консервативных представлений о том, что цена нефти марки Urals составит $40 за баррель в этом году и в последующую трехлетку», — сказал министр экономического развития Алексей Улюкаев, добавив, что сейчас цена российской нефти составляет $42.

Медведев предупредил, что исходные условия для экономики остаются весьма сложными, учитывая санкции, ограничения в доступе к иностранному капиталу и технологиям и «крайне нестабильное положение» на рынке углеводородов. В предыдущие годы Минфин и Счетная палата неоднократно критиковали Минэкономразвития за прогнозы, которые задним числом оказывались слишком оптимистичными.

Последние годы прогноз практически всегда страдал избыточным оптимизмом, подтверждает главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. «Излишний оптимизм в подходе к прогнозированию, в то время когда ситуация стала ухудшаться, подпортил репутацию как Министерству экономического развития, так и правительству, так и всей этой идее с прогнозированием», — считает он. «В правительстве перешли на более реалистичный взгляд на ситуацию», — согласен ведущий научный сотрудник РАНХиГС Павел Трунин.

$40 за баррель на четыре года

Варианты прогноза были внесены в правительство на прошлой неделе, говорил Улюкаев журналистам 13 апреля. Тогда он озвучивал следующие параметры базового прогноза: $40 за баррель на текущий год, на 2017 год — $45, на 2018 и 2019 годы — по $50 за баррель. «Наверное, можно сказать, что в целом поддержаны [эти прогнозы]», — сказал он (цитата по «Интерфаксу»).

Однако этот прогноз был направлен на доработку, говорил РБК федеральный чиновник. 14 апреля представитель Минэкономразвития уточнял РБК, что окончательный вариант прогноза будет готов на следующей неделе и рассмотрен на заседании правительства.

Теперь базовый вариант рассчитан исходя из среднегодовой цены нефти в $40 вплоть до конца 2019 года. Такая же цена заложена и в целевой прогноз на тот же период. Для сравнения, октябрьский прогноз социально-экономического развития на 2016–2018 годы исходил из стоимости нефти в 2016 году $50 за баррель и $52–55 в последующие два года.

По новым расчетам, которые представил Улюкаев, в базовом варианте прогноза снижение ВВП в 2016 году составит 0,2%, но в 2017 году ожидается рост на 0,8%. А к 2019 году Минэкономразвития ожидает восстановления экономического роста до 2,2%.

«Базовый вариант сформирован с хорошей долей консерватизма и означает готовность экономики работать качественно даже в этих непростых условиях», — сказал Улюкаев. Он отметил, что большинство аналитиков, «конечно, гораздо более оптимистично смотрят на ситуацию», прогнозируя восстановление цен на нефть до $60 к 2019 году. Более консервативный прогноз на следующие годы — это закономерное следствие, считает Надоршин из «ПФ Капитал». «Лучше заложить какой-то консервативный сценарий и потом пересмотреть его в лучшую сторону. Ситуация, когда лучше быть пессимистом — ты или прав, или приятно удивлен», — говорит экономист.

Ведомство рассчитывает на восстановление с 2017 года потребительского спроса через рост реальных доходов населения и инвестиционного спроса. «Прогноз исходит из того, что в 2017 году экспорт вырастет на 0,8%, реальная заработная плата — на 1,2%. Почти соответствующие значения будут у розничного товарооборота — рост на 1,1%, положительный рост промышленности — 1,1%, в целом по ВВП — 0,8%. В последующие годы динамика еще улучшится и по всем этим показателям значения приблизятся к 2–3%», — рассказал Улюкаев на заседании правительства. Инфляция, по его словам, в 2016 году составит 6,5% к концу года, с 2017 года «будет устойчиво ниже 5%, а к концу 2019 года снизится до 4%».

Снижение ВВП на 0,2% в этом году — «это все же оптимистичный взгляд при $40 за баррель», считает главный экономист ING Bank Дмитрий Полевой. «Если вы посмотрите на прогноз Центробанка, который составлялся исходя из $35 за баррель, то у них минус 1—1,5% по итогам года. И даже если скорректировать с учетом разницы цены на нефть, то у Минэкономики более оптимистичный прогноз», — говорит он.

Консервативный «рисковый»

По словам Дмитрия Медведева, есть и другой план, «на случай куда более пессимистичного развития событий». Он рассчитан исходя из $25 за баррель среднегодовой цены Urals. Это «консервативный» вариант в триаде прогнозов «консервативный — базовый — целевой». Как уточнил Улюкаев, $25 — «это самое низкое значение [нефтяных котировок], которое было достигнуто рынком на стадии второго нефтяного шока», то есть в начале этого года. По его словам, этот вариант прогноза предполагает, что экономика России перейдет к росту на год позже «по всем параметрам» по сравнению с базовым вариантом.

В конце марта на деловом завтраке в «Российской газете» Улюкаев рассказывал об этом сценарии и называл его «рисковым». «Понятно, что это означает сохранение довольно значительного экономического спада, хотя он был бы меньше, чем спад 2015 года: по ВВП — порядка 3%. Соответственно, минусы и по промпроизводству и инвестициям в основной капитал», — комментировал тогда Улюкаев.

«В конце прошлого года произошел серьезный внешний шок, связанный с новым падением цен на нефть, и понятно, что это отразилось на ситуации в текущем году. Наш прогноз [РАНХиГС], например, в прошлом году был более оптимистичным, чем в этом. И если мы посмотрим прогнозы МВФ по российской экономике, они в прошлом году тоже были более оптимистичны. В этом году практически все понизили эти прогнозы, поэтому ничего удивительного нет, что и Минэкономразвития тоже ухудшило свой прогноз», — говорит Павел Трунин из РАНХиГС.

При участии Полины Никольской