"Привет, потомки!" О чем кричит нам Гагарин из прошлого

"Привет, потомки!" О чем кричит нам Гагарин из прошлого

Каким бы увидел Юрий Гагарин наш мир, если бы дожил до XXI века? Мир, в котором люди в любую секунду могут связаться практически с любой точкой на планете и получить знания из любой области, но вместо этого предпочитают "лайкать" фотографии котов.

В наше время сбылись многие смелые мечты участников первого отряда космонавтов, но самые заветные из них так до сих пор и не реализованы.

Эта магическая фраза прочно осела в массовой культуре, став названием известной песни популярного и абсолютно народного (со всеми оттенками этого слова) хип-хоп дуэта "Каспийский груз". "Давай представим жизнь как в советском кино, чтобы всем хотелось плакать, но было смешно", — говорится в песне, посвящённой прощанию с безвозвратно ушедшими в прошлое простыми и ясными ценностями докапиталистической эпохи.

Капитану первого в истории звездолёта спустя полвека расстроенные потомки адресуют свои разочарования в айфонах и заниженных автомобилях, которые стали символами нового времени с его поклонением перед материальными благами, засильем безвкусия, суеверия, безграмотности и пошлости.

Человечество рвалось к границам неведомого, но предпочло изобрести смываемую втулку для туалетной бумаги. Лучше всего на эту тему высказался незадолго до смерти писатель-фантаст Станислав Лем, имя которого также оказалось навсегда связано с эпохой космических открытий и первых попыток их философского осмысления.

"Мы живем в эру разнузданного потребительства. На место существовавшей некогда дилеммы "иметь или быть" встал императив "покупать", — рассуждал Лем во время своего интернет-общения с поклонниками из России. — Столкновение моих идеалистических футурологических фантазий с действительностью оказалось болезненным разочарованием".

"Мне удалось более-менее предсказать нынешнее состояние технологии, которой обладает человек, — отмечал писатель. — Проблема в том, что я считал, что мы будем ее использовать совсем в других целях. У меня была иллюзия, что мы будем руководствоваться утилитарными и эстетическими соображениями, а не только приземленной жаждой прибыли".

Сразу в двух знаковых для последних лет кинокартинах, "Космос как предчувствие" (2005) Алексея Учителя и "Бумажный солдат" (2008) Алексея Германа-младшего, полет Юрия Гагарина — не главное событие, а лишь фон для житейских драм других героев, отзвук чего-то очень светлого, но так и не понятого ни сверстниками, ни потомками.

Персонажи этих фильмов — запутавшиеся, не уверенные ни в себе, ни в окружающих, ни в сегодняшнем, ни в завтрашнем дне несчастные смертные. Им бы очень хотелось верить в то, что они, как Юрий Гагарин, живут среди лучших представителей цивилизации и каждый день, преодолевая себя и природу, трудятся ради самой светлой идеи в истории. Но они не могут, вынужденные тратить свои дни непонятно на что.

Вечно улыбающийся Юрий Гагарин — в чем-то печальный образ. И, наверное, именно поэтому вышедший в 2013 году фильм "Гагарин. Первый в космосе" режиссера Павла Пархоменко, прямолинейный и очевидный, как его название, не снискал ни славы, ни большой популярности у зрителя. Возраст исполнителя главной роли на момент выхода фильма был идентичен возрасту Гагарина, когда тот летал в космос. Обоим было 27, но герой фильма кажется более юным, чем образ, закрепившийся в массовом сознании.

Юрий Гагарин был и остается символом героического преодоления непреодолимого, позитивной веры в бесконечные возможности человека, в радость научной революции и светлое будущее цивилизации.

Но так как эти ценности в последние годы переживают серьезный кризис, то и образ Гагарина обретает новые черты, постепенно превращаясь в символ безвозвратно утраченного "золотого века", когда молодая мама улыбается, небо голубое, а деревья большие.

Оценка удовлетворенности посетителей контентом материалов на сайте Ria.ru

Статья легко читается

Объем статьи оптимальный

Статья была информативна

Статья была информативна

Материал излагается ясно, последовательно

Статья слишком пространная, в ней много лишней информации, «воды»