Процентный запас: почему ФРС не стоит поддаваться давлению Трампа

Процентный запас: почему ФРС не стоит поддаваться давлению Трампа

Накануне намеченного на 30–31 июля заседания Комитета по открытым рынкам ФРС США игроки активно обсуждают возможность первого за десять лет снижения ставки ведущего мирового регулятора. ФРС оказалась в сложном положении. Классические представления о логике изменения ключевой ставки довольно просты: считается, что в периоды экономического бума, когда экономике грозит перегрев, а на рынках надуваются пузыри, регулятор должен ужесточать денежно-кредитную политику, поднимая ключевую ставку. В периоды же экономического спада, напротив, следует снизить ставку. Но это в теории.

Условия выбора

На практике же первая группа сложностей связана с определением фазы экономического цикла. На основе исторических данных нетрудно установить моменты спада, роста, бума и краха. В жизни же определить, является ли квартальный спад в 0,1% началом рецессии или же просто случайным колебанием рыночных сил, очень непросто. Еще сложнее диагностировать перегрев экономики, так как «нормальный» темп роста сильно различается у разных стран в разную эпоху (сейчас для России нормален рост 1,3% в год, а в 2000–2007 годах и 3% воспринимались бы как стагнация).

Вторая группа сложностей связана с давлением политиков. Это давление особенно ощутимо в странах с реальной сменяемостью власти. Избираемые политики (прежде всего — главы исполнительной власти) очень чувствительны к темпам экономического роста, особенно незадолго до выборов. Президенты США, которые шли на второй срок в период явного экономического роста, как правило, побеждали.

Ну а простейший способ подтолкнуть экономической рост — смягчить денежно-кредитную политику, снизив ключевую ставку. Кредиты станут доступнее, кредитование усилится, что подтолкнет рост потребления и, как следствие, рост экономики. Инфляция может вырасти, но это будет потом, спустя полгода-год, а то и более. Поэтому идея снижения ставки стала очень популярным предвыборным лозунгом. Парадоксально, но сейчас его используют такие, казалось бы, разные политики, как президент США Дональд Трамп и президент Турции Реджеп Эрдоган.