Российского офицера освободили из плена в Афганистане

Российского офицера освободили из плена в Афганистане

Известный российский поисковик, полковник в отставке, член межведомственной комиссии по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести, Александр Лаврентьев был захвачен в плен в Афганистане. Об этом РБК рассказали его друзья и подтвердил Лаврентьев. По его словам, члены экспедиции были захвачены в плен 26 марта в Афганистане возле города Герат, предположительно талибами.

Лаврентьев провел в плену почти месяц.

Сейчас он находится в Москве, освободить его удалось при помощи российского МИДа и Главного управления национальной безопасности Афганистана (ГУНБ), рассказали его друзья. В российском посольстве в Афганистане на звонки РБК не ответили.

«Мы прилетели в Герат, нас встретил помощник, который и оказался предателем, уже по пути из аэропорта нас захватили», — рассказал Лаврентьев об обстоятельствах пленения. Экспедиция направлялась в провинцию Герат на поиск и опознание останков советских воинов-интернационалистов, пропавших без вести в ходе войны в Афганистане 1979–1989 годов. Большую часть Герата контролирует правительство Афганистана, некоторые районы находятся под контролем «Талибана» (запрещенная в России террористическая организация), отметил в разговоре с РБК директор Института изучения современного Афганистана Омар Нессар.

По словам Лаврентьева, в посольстве России в Кабуле узнали о его пленении на третий день — туда пришел захваченный вместе с ним переводчик, которого талибы отпустили, чтобы тот передал требование выкупа. Где-то через неделю после пленения талибы дали Лаврентьеву прослушать аудиосообщение от одного из сотрудников посольства России в Кабуле, рассказал он. Дипломат передавал, что МИД занимается вызволением россиянина. В плену Лаврентьева, рассказали его друзья, заставляли ходить по камням без обуви, чтобы он травмировал ноги и не смог убежать, пару раз бандиты инсценировали расстрел пленника.

Освобожден Лаврентьев был 22 апреля. Точные обстоятельства и условия освобождения он, по его словам, не знает.