СПОСОБНОСТЬ К ОДИНОЧЕСТВУ

СПОСОБНОСТЬ К ОДИНОЧЕСТВУ

Особенно важно для развития иметь опыт одиночества в присутствии другого. Если ребенок получает такой опыт в детстве, то у него формируется способность к одиночеству. И тогда потом, будучи взрослым, он может быть с другим, в тоже время оставаясь отдельным (одиноким) от другого, не сливаясь с другим и не чувствуя себя покинутым. У него есть четкие границы между собой и другим, между внутренним миром и внешней реальностью.

СПОСОБНОСТЬ К ОДИНОЧЕСТВУ

 

 

Одиночество для разных людей  бывает разным. Может быть желанным и прекрасным, как поет об этом  А. Дольский:

Не видеть добрых глаз твоих -

нет для меня страшнее казни,

мои печали - на двоих,

но одиночество прекрасней.

 

 

А может быть пугающим, жестоким и неумолимым, как у Беллы Ахмадулиной:

О  одиночество, как твой характер крут!

Посверкивая циркулем железным,

как холодно ты замыкаешь круг,

не внемля увереньям бесполезным.

 

 

Если у  Дольского речь действительно идет об одиночестве, то Ахмадулина описывает скорее покинутость, брошенность. Дальше она в своем замечательном стихотворении описывает ту работу (эта работа в психоанализе называется работой горя), которую придется ей проделать, чтобы переплавить эту ужасающую покинутость в одиночество, которое в конце стихотворения воспринимается совсем иначе:

 

И я познаю мудрость и печаль,

свой тайный смысл доверят мне предметы.

Природа, прислонясь к моим плечам,

объявит свои детские секреты.

 

И вот тогда - из слез, из темноты,

из бедного невежества былого

друзей моих прекрасные черты

появятся и растворятся снова.

 

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

 

Очень хорошо показал и описал в своих работах способность к одиночеству Д.Винникотт.  Дело в том, что  развитие нашего психического аппарата зависит не только от того опыта, который мы получаем, но так же и от того, какой опыт мы не получаем в своем раннем детстве.

 

Особенно важно для развития иметь опыт одиночества в присутствии другого. Если ребенок получает такой опыт в детстве, то у него формируется способность к одиночеству. И тогда потом, будучи взрослым, он может быть с другим, в тоже время оставаясь отдельным (одиноким) от другого, не сливаясь с другим и не чувствуя себя покинутым. У него есть четкие границы между собой и другим, между внутренним миром и внешней реальностью.

 

СПОСОБНОСТЬ К ОДИНОЧЕСТВУ

 

 

 

 

Каким же образом ребенок приобретает опыт одиночества в присутствии другого? А если он не получает такого опыта, то по какой причине?

 

Представим себе ребенка полутора лет. Он играет, а его мама сидит рядом и вяжет. Он играет и, играя, присваивает себе свой опыт взаимодействия с матерью. Когда он играет сам с собой, он это делает так, как прежде она или папа играли с ним.

 

Например, прежде мама помогала  ему собирать пазл, а сейчас он это пытается делать сам. Он пытается теперь в одиночестве повторить и присвоить себе тот  опыт, который у него был в игре с мамой. В голове ребенка, играющего самостоятельно, возникают очень важные вопросы: «Имею ли я право присвоить себе тот опыт, что был у меня с папой или мамой?», «Могу ли я сам себе быть папой, мамой и дать себе то, что прежде они мне давали?». «Если это можно, то тогда получается, что я могу обойтись и без них?»  

 

Ведь получается, что ребенок берет себе что-то, что принадлежит  родителям. Поэтому, ребенок, играющий самостоятельно беспокоиться о том, не против ли его мама того, что он играет сам, без нее. Он периодически бросает на нее вопросительные взгляды. И здесь очень важна реакция мамы в этот момент.

 

Может быть три вида реакций:

 

Мама поглощена вязанием настолько, что даже не замечает того, что  ребенок на нее поглядывает. Это значит, что ребенок находится в одиночестве, но не рядом с ней. Ее нет рядом, поскольку она далеко от него в своих мыслях. И тогда у ребенка возникает чувство покинутости.

 

Мама вяжет и постоянно поглядывает на то, чем занят ребенок. Она может периодически подходить к нему и что-то переставлять в его пазле: «Тут ты не так сделал. Надо вот так!». Вроде бы и маме, и ребенку хорошо? Он не чувствует себя покинутым. Однако, в этом случае, мама внедряется в игру ребенка. И ребенок не может получать и присваивать себе собственный опыт.

 

Работа у мамы непростая, поскольку ей необходимо найти баланс, чтобы не быть внедряющейся и не быть покидающей. И это ведет к третьей возможности.

 

Мама дает ответ – эхо. Она смотрит на ребенка в ответ на его взгляд и говорит, например: « Ого! Это  тот  пазл, что мы с тобой недавно складывали вместе?! И теперь ты вырос и можешь это  делать уже сам, без меня!».

Не  стоит слишком уж  преувеличенно показывать свою радость  в связи с этим («Это фантастика! Великолепно!»), поскольку в этом случае ребенок почувствует себя обобранным: ведь это мамина большая радость, а не его. Получается,  будто она забирает себе то, что он делает.

 

Что ему нужно, так это то, чтобы мама отразила его право делать что-то самостоятельно. Тогда он не чувствует себя брошенным, как в первом варианте и не чувствует, что в него внедряются, как во втором. В этом случае у ребенка развивается способность быть в одиночестве в присутствии другого.

 

Теперь представим, как эта способность будет проявляться впоследствии. Допустим, ребенок возвращается из школы и ему необходимо сделать домашнее задание, но  он  хочет его сделать вместе с вами. Тут складывается похожая ситуация. Ведь делать домашнее задание – это включать в себя (интегрировать), присваивать себе опыт, полученный в школе. И здесь опять мы можем увидеть три вида реакции матери или отца:

 

«Ты должен делать свое домашнее задание сам!», «Это твоя работа!», «Меня это не касается!» «Мне наплевать на это!». Ребенок чувствует себя покинутым.

«Ты не так делаешь, неправильно!». Родители внедряются, берут все на себя и делают эту работу вместо ребенка. Часто, в таких случаях, ребенок совсем прекращает делать домашнее задание и ждет, когда за него это сделают родители.

Эхо-реакция, отражающая право ребенка самому делать эту работу.

 

Можно увидеть очень много ситуаций в жизни ребенка, которые будут соответствовать этим трем реакциям. Одиночество страшит, когда во внутреннем мире человека не сформирован и не субъективирован опыт отношений с доступной, заинтересованной, но не внедряющейся матерью.

 

Однако, если у вас не было в детстве достаточно опыта, соответствующего третьему виду реакции, то психоаналитическая психотерапия дает вам возможность научиться быть в одиночестве в присутствии другого.опубликовано econet.ru.

Михаил Сверчков

Если у вас возникли вопросы, задайте их здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ru/

Михаил Сверчков психология жизни одиночество детство дети родители поддержка самостоятельность решения личность права опыт присутствие

Еще от psycall.org