Суд отказался освободить владельца Домодедово из-под домашнего ареста

Суд отказался освободить владельца Домодедово из-под домашнего ареста

Владелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик

Басманный суд Москвы в четверг продлил до конца июля срок домашнего ареста владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика. Судья Артур Карпов отказался освободить бизнесмена под залог в 50 млн руб. По версии следствия, Каменщик ввел упрощенную систему досмотра пассажиров на входе в аэропорт, из-за чего в Домодедово проник террорист-смертник.

Большие планы

На заседание суда Каменщик приехал в сопровождении сотрудника ФСИН и своих адвокатов Михаила Колпакова и Евгении Ионовой.

Следователь по особо важным делам Следственного комитета Сергей Дубинский пришел на заседание также не один, вместе с ним прибыл новый руководитель следственной группы Сергей Веселовский, который и выступал в суде. Дубинский же просидел весь процесс молча.

В начале заседания Веселовский сообщил, что срок следствия продлен до 28 июля, на это же время он просил продлить и домашний арест Каменщика. Он настаивал, что за следующие три месяца следственная группа собирается провести допросы других обвиняемых — Вячеслава Некрасова и Андрея Данилова, изучить видеозаписи с камер наблюдения в аэропорту и назначить новые судмедэкспертизы.

«Оснований для изменения меры пресечения нет. Каменщик обвиняется в тяжком преступлении, может скрыться, оказать давление на свидетелей», — говорил следователь и отмечал, что Каменщик является бенефициаром аэропорта и может быстро и беспрепятственно покинуть страну.

Его поддерживала адвокат потерпевших Людмила Айвар и настаивала, что ее доверители возмущены расследованием: виновные не понесли наказание, а пострадавшие не получили компенсацию.

«Каменщик является начальником других обвиняемых, он имеет доступ ко всей документации, у него есть влиятельные связи, которые могут вмешаться в ход следствия», — выступала Айвар и просила суд продлить арест.

Улетал и возвращался

Против сохранения меры пресечения уже по традиции возражал прокурор. Он отметил, что к текущему заседанию замгенпрокурора Владимир Малиновский успел отправить председателю СКР Александру Бастрыкину три письма с протестами.

Сразу после задержания Каменщика прокуратура заняла жесткую позицию, в которой настаивала, что ни для возбуждения уголовного дела, ни для ареста нет никаких оснований.

«В материалах дела [для продления ареста] ничего нет, не за что зацепиться, только тяжесть предъявленного обвинения. Но и обвинение — голословное», — настаивал прокурор.

Каменщик и его адвокаты также просили отменить арест. Ионова предлагала отпустить ее доверителя под залог в 50 млн руб​​. Ее коллега, адвокат Колпаков, указывал, что доводы следствия необоснованны: даже являясь бенефициаром аэропорта, незаконно улететь из страны нельзя.

«Сотрудники таможни и пограничники досматривают судно, в том числе и бизнес-авиацию. Проникнуть незаметно на борт самолета невозможно», — говорил адвокат.

Обращаясь к судье Карпову, адвокат напомнил, что вопрос об ответственности аэропорта Домодедово за теракт уже рассматривался в Басманном суде, когда иск подала потерпевшая Елена Криволуцкая. «Ей было отказано в удовлетворении иска, тогда суд посчитал, что аэропорт не несет ответственность за действия террористов, и это решение вынес судья Артур Карпов», — Колпаков положил копию документа на стол судье.

Сам Каменщик взял слово последним. «Я насчитал два момента, которые мне вменяются. Это повышение уязвимости аэропорта и непредотвращение теракта», — заявил он. Но таких статей нет в Уголовном кодексе, отметил обвиняемый. «Так любого человека на планете можно привлечь за любой уже совершенный теракт», — заявил Каменщик.

Он отметил, что расследование идет уже пять лет, за это время он неоднократно вылетал из страны и возвращался. «Почему именно сейчас я решу скрыться? Я невиновен, и не в моих интересах скрываться», — заявил Каменщик.

Упрощенный досмотр

Каменщику и еще трем фигурантам дела — бывшим топ-менеджерам аэропорта Домодедово Некрасову, Данилову и Светлане Тришиной предъявлено обвинение по статье 238 Уголовного кодекса (выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц).

По версии следствия, в 2010 году они ввели новую систему досмотра пассажиров, упростившую порядок входа в терминал. В результате в аэропорт смог пройти террорист-смертник Магомед Евлоев и подорвал себя в толпе. Тогда погибли 37 человек, еще 170 были ранены.

Аэропорт выполнил все требования по транспортной безопасности, заявил официальный представитель аэропорта Домодедово после окончания процесса журналистам. Он настаивал, что оппоненты искажают факты и неверно трактуют законы. Каменщика обвинили по сути в убийстве людей, возмущался представитель.