Убийственная щедрость: почему высокие дивиденды разорят госкомпании

Убийственная щедрость: почему высокие дивиденды разорят госкомпании

О принятии постановления правительства, которое предписывает компаниям, подконтрольным государству, в 2016 году направить на выплату дивидендов не менее 50% прибыли, сообщил во вторник премьер-министр Дмитрий Медведев, выступая с отчетом о деятельности правительства в Госдуме. За счет этого правительство рассчитывает получить в бюджет 100 млрд руб. В тот же день российский фондовый рынок прибавил 2% по индексу ММВБ, что многие аналитики связали именно с решением заставить госкомпании «раскошелиться» и поделиться прибылью с инвесторами.

На первый взгляд, все логично: высокий уровень дивидендных выплат означает, что частные акционеры получат «на руки» весомую долю от прибыли компании. Однако есть нюансы. На самом деле 50-процентные дивиденды госкомпаний — это всего лишь отчаянная попытка спасти государственный бюджет, а не забота о частных инвесторах.

Эта временная мера, конечно, впечатлила фондовый рынок. Но отрезвление придет очень быстро. Просто потому, что отечественные компании пока не находятся на том уровне развития, чтобы их владельцы могли позволить себе тратить полученные из прибыли деньги, не реинвестируя их в бизнес.

Конечно, тут можно поспорить: а идет ли на самом деле в России нераспределенная в форме дивидендов чистая прибыль на реальное развитие бизнеса корпораций? Можно вспомнить сомнительную покупку «Роснефтью» ТНК-BP (в 2013 году «Роснефть» купила ее за $55 млрд, а уже в конце 2014 года капитализация всей «Роснефти», включая ТНК-ВР и другие активы, составляла около $50 млрд) или строительство мегагазопроводов «Газпромом» (например, корпорация перебросит трубы «Южного коридора» для нужд «Северного потока-2», но в земле останутся трубы на 18 млрд руб.). Однако на самом деле вопрос правильного использования прибыли лежит совершенно в другой плоскости — контроля за ее реинвестированием. Если инвестиции неэффективны — это повод наладить контроль, а не лишить бизнес ресурсов.

Еще один аргумент в пользу высоких дивидендов — расчет на то, что инвестор, забрав прибыль из компании с крупной долей участия государства, сам должен грамотно и более эффективно, чем госструктуры, распорядиться данными средствами. Например, купить на эти деньги другой бизнес, диверсифицировать активы. Но как это оценят западные инвесторы? Правительство само не верит в перспективы госкомпаний. Не готово вкладывать деньги в развитие предприятий, в то время когда это так нужно в условиях кризиса?

Все это выглядит так, как будто вы строите дом, но при этом деньги, которые хотели отложить на строительство, постоянно проматываете на путешествия, «тряпки», развлечения. Годы прошли, и выясняется, что дом обесценился, так как вы вовремя не покрыли его крышей, все рушится.

Почему зарубежные инвесторы любят компании, реинвестирующие прибыль в развитие? Потому что крупную и растущую компанию можно дорого продать. И эта прибыль в разы больше даже 50% дивидендов, которые полностью обескровят компанию за 5–10 лет. Чем бы стали сейчас Apple или Google, если бы платили такие зверские дивиденды? Средний размер дивидендных выплат среди 20 крупнейших компаний мира равен 3,1% от чистой прибыли.

Отечественные частные инвесторы сейчас радуются нежданному счастью, считают свою спекулятивную прибыль, забыв о сути инвестиционного подхода и долгосрочных перспективах. Но вряд ли радость продлится долго. Например, в результате реформы электроэнергетики появились компании, платившие непомерно большие дивиденды. В частности, у компании «Самараэнерго» дивидендная доходность в 2010–2011 годах составляла 30%, вот только стоимость акций с тех пор упала в 2 раза.

Возможно, увеличение дивидендных выплат — шаг в направлении полной приватизации госкомпаний и ухода государства из конкурентного бизнеса. Но ставка на такой сценарий пока кажется логичной только в очень уж долгосрочной перспективе. А проблема в том, что,​ выкачав все деньги из госкомпаний, государство получит неэффективные активы, которые выгодно не продашь, а частные инвесторы получат убытки от своих вложений, которые никакие дивиденды не могут компенсировать.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.