Восстание гильдий: от чего зависит эффект протестов по «громким» делам

Восстание гильдий: от чего зависит эффект протестов по «громким» делам

На фоне труднопредсказуемых колебаний маятника в судебных решениях в рамках «дела 27 июля» — от освобождения Павла Устинова и Алексея Миняйло в зале суда до подтверждения Мосгорсудом приговора Константину Котову (четыре года колонии) — в стране завершился еще один процесс, также построенный на обвинениях в применении насилия в отношении представителя власти. После почти года слушаний Ленинский районный суд Краснодара 11 октября приговорил адвоката Михаила Беньяша к штрафу 30 тыс. руб.

В своем последнем слове, отвергая предъявленные обвинения, Беньяш сказал про «бунт гильдий», имея в виду недавние массовые выступления российских профессиональных сообществ в защиту своих членов — поддержку корпорации в его собственном деле (обращение 316 адвокатов через день после его ареста, специальное заявление Совета Федеральной палаты адвокатов и представленный региональной палатой залог для его освобождения из-под стражи), выступления музыкантов в связи с делом рэпера Хаски в ноябре 2018 года, а также недавние акции журналистов в защиту Ивана Голунова и актеров — за освобождение Павла Устинова.

Во всех случаях в основе корпоративных действий было неверие представителей широких профессиональных групп в то, что при столкновении с правоохранительной системой и органами власти прокуроры и суды смогут быть действительно объективны и беспристрастны.

Коллективная защита

На самом деле список подобных коллективных действий существенно шире перечисленных Беньяшем — сюда можно отнести выступления врачей в защиту гематолога Елены Мисюриной в начале 2018 года, протесты театральных деятелей против уголовного преследования режиссера Кирилла Серебренникова в рамках дела «Седьмой студии», а также выступления представителей бизнес-сообщества по делу Майкла Калви и его партнеров. Однако эффекты таких коллективных действий были различны: если журналиста Голунова и врача Мисюрину освободили от уголовного преследования, то адвокат Беньяш и актер Устинов признаны виновными (хотя и без лишения свободы), а в деле Калви единственным результатом протестов пока стал лишь перевод бизнесмена и двух его партнеров под домашний арест.