Вредные советы. Почему брокеры могут перестать общаться с клиентами

Вредные советы. Почему брокеры могут перестать общаться с клиентами

21 декабря, вместе со вступлением в силу поправок в закон о рынке ценных бумаг, в России появится новый институт — инвестиционных советников, и кардинально изменится регулирование процесса взаимодействия клиента со своей брокерской компанией.

Поправки призваны защитить неопытных клиентов от покупки рисковых и непонятных инструментов. Рекомендации смогут давать только аттестованные инвестиционные советники с опытом. Консультирование по формированию портфеля должно будет проводиться на основании специального договора, а сами рекомендации обязательно должны учитывать риск-профиль клиента, в том числе его опыт работы с финансовыми инструментами.

Согласно поправкам, брокерские компании как советники будут нести материальную ответственность перед клиентами в случаях, когда рекомендации не соответствовали риск-профилю или не учитывали его.

И это одно из кардинальных изменений на российском фондовом рынке за последние годы, ведь, по сути, теперь любое общение или электронное взаимодействие с клиентами регламентируется законом, а убытки клиента в целом ряде случаев будет обязан компенсировать брокер.

Должен ли агент по недвижимости выплачивать компенсацию клиенту, если цена квартиры через шесть месяцев после сделки упала? Нет, поскольку это комиссионная деятельность. Кажется очевидным (и дух поправок к закону о рынке ценных бумаг это подтверждает), что в случае с классической брокерской деятельностью работает точно такая же логика. Водораздел проходит там, где заканчивается комиссионная деятельность и появляется инвестиционное консультирование. Если пенсионерке без опыта работы на бирже брокер как советник рекомендовал рисковую структурную ноту, то он будет должен компенсировать ей возникшие на фондовом рынке убытки.

Но не все так однозначно, ведь, как и любое другое нововведение, новые поправки порождают немало неопределенностей или разночтений. Некоторые юристы даже читают закон так, что при взаимодействии с клиентом сотруднику компании лучше всего молчать, чтобы не дай бог ту или иную фразу клиент не трактовал как конкретную инвестиционную консультацию. Ведь основная часть доходов брокера все-таки формируется из комиссий, а не от консультационной деятельности, при этом риски от последней в материальном плане очень высоки.

Для того, чтобы урегулировать все возможные разночтения все лето профсообщество, СРО и Банк России ведут дискуссию по грядущим поправкам. ЦБ по модели, действующей в ряде западных стран, планирует переложить часть задач по трактовке на саморегулируемые организации — НАУФОР, НФА и другие. До декабря ожидается появление конкретных и логичных стандартов, разъяснений и комментариев по теме. Судам, в свою очередь, при рассмотрении финансовых споров предстоит научиться руководствоваться не только федеральным законом, но и документами и разъяснениями СРО.

За оставшееся до декабря время представители брокерских компаний и регулирующие органы должны будут договориться по целому ряду принципиальных моментов. Мы уверены, что аналитика и инвестидеи по ценным бумагам для широкого круга лиц не должны расцениваться как консультация.

Брокер должен улучшать жизнь клиента и давать ему доступ к мнениям и анализу десятков или даже сотен экспертов и экономистов –— это сервисная часть его деятельности, но никак не персональное консультирование. К сервисной части относятся и консультации по перечню брокерских услуг: знакомство клиента с фондовым рынком, торговыми приложениями и программами, различными видами инструментов — акциями, облигациями, фьючерсами и так далее. Главный критерий раздела видов деятельности — отсутствие конкретной рекомендации по ценным бумагам, с указанием объема и структуры портфеля.

Обязательное риск-профилирование клиентов в реалиях низкой финансовой грамотности в России также нуждается в адаптации. Вносит смуту знаменитый парадокс, когда обыватель ошибочно полагает, что высокой доходности соответствует высокая надежность (он кроется в том, что, по мнению людей, акции госкомпаний должны обеспечивать высокую прибыль и оттого расти в цене).

Благодаря риск-профилированию крупным брокерским домам придется отказывать в консультациях по рисковым инструментам неопытным, но настойчивым клиентам, которые в результате таких отказов попросту уйдут либо к сомнительным мелким компаниям, либо в разнообразные иностранные юрисдикции. В пределах определенных сумм, вероятно, имеет смысл дать людям возможность рисковать и учиться на своих ошибках — без оглядки на риск-профиль или опыт, который в стране, где рыночной экономике меньше 30 лет, является повсеместно нулевым.

Под некоторой угрозой находится и электронное развитие брокерских компаний: до декабря придется проверить на соответствие закона работающие и разрабатываемые релизы брокерских приложений и платформ и затем пройти обязательную теперь процедуру аккредитации ПО. В условиях догоняющего развития российского финтеха дополнительное регулирование на ранней стадии только усилит отставание от западного мира.

Тем не менее, оставшегося до декабря времени, вероятнее всего, хватит, чтобы урегулировать все разночтения. На кону логика работы с миллионом новых клиентов, которые могут прийти на рынок в 2019-2020 годах на волне всплеска интереса к финансовым инструментам и поиска доходности.